Chupacabra.
В стаде нет ничего привлекательного, даже если оно бежит вслед за тобой
Это все бледнее и бледнее
Теряю краски и растворяюсь в обычной жизни
Завтра весь день проработав, я даже не вспомню, пока не напомнят
Для меня самое страшное теперь, когда темнее
Я утратил все свои 5 чувств, я обезличил себя, чтобы никто не нащупал и не учуял меня
Иногда я еще вспоминаю, кто я такой, но это все реже и реже
Так и становятся этим "обычным и серым"
И никто не понимает, как просто начать все делать назло:
Ты играешь, тебя раскрывают, ты маскируешься еще круче, мимикрируешь под поверхность и сам не замечаешь, как становишься этой поверхностью.

Привет, папаша. Сегодня я расскажу тебе историю о себе. О том, как когда-то сдружился я с одной гусеницей, и решили мы стать бабочками. Но на пути нашего становления поняли, что оба мы червяки. Что, если нас разрубить, то мы все равно будем жить. А таких мясников было много, нас разрубали тысячи раз, но мы все равно чуяли запах дождя и прогрызали свой путь наружу. Такие вот бессмертные гермафродиты. Так что к чертям бабочек. Их век мал и жалок. Пара взмахов крылышками, и максимум чего ты добьешься - это быть приколотым иголкой к материи под стеклом в коллекции какого-нибудь "ботаника"...

Странноватый я, конечно.
Аллоха, ребятки!
Люблю вас.
А это просто размышления под вечер.

@темы: жизнь в кедах